Егоров рассудит Динамо и Ростов в матче 28-го тура чемпионата России

Глава FIDE поддерживает идею, чтобы Карпов стал консультантом Карякина перед матчем ЧМ

 Топ-10 самых странных пунктов в контрактах футболистов

Утро судного дня. Сегодня Россию отстранят от Олимпиады

В эти минуты профессор права университета Западного Онтарио Ричард Макларен, видимо, крепко спит - в Канаде сейчас глубокая ночь. Примерно через пять-шесть часов ночной портье в отеле Sheraton Centre в Торонто позвонит ему в номер, а в 9.00 по местному времени (16.00 по Москве) Макларен выйдет к журналистам и скажет то, о чем все и так догадывались с самого начала. Он, Ричард Макларен, «независимое лицо» Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), будет рекомендовать МОК отстранить олимпийскую команду России от летних Игр в Рио-де-Жанейро (я про суть, а не про точные формулировки). На этом в многоактной пьесе, длящейся более двух лет, пьесе, в которой были задействованы сотни актеров, не считая массовки, будет поставлена точка. Дальше обязательно будет продолжение, но эта постановка точно завершена.

Жуков назвал требование отстранить Россию от Олимпиады давлением на МОК

Есть отличный изобразительный жанр - называется «за секунду до». В нем показывают людей, живущих обычной жизнью, делающих будничные дела, и - в отличие от стороннего наблюдателя - еще не подозревающих, что судьба занесла над ними свой карающий меч. Ну, например, самое примитивное, для понимания: сидит влюбленная парочка на свидании, тянется губами друг к другу и не знает, что ревнивый соперник уже выливает им на головы ведро воды - и через секунду их дорогие наряды превратятся в бесформенное нечто.

Два последних года весь российский спорт жил в режиме «за секунду до». Спортсмены выигрывали медали, тренеры тренировали, управленцы управляли. А рядом наготове стояла армия людей с ведром. Отличие от классического жанра только одно - и ключевое: людей с ведрами трудно было не заметить. Они особо и не скрывались. Но российский спорт был слишком самоуверен и зациклен на себе (я специально выбираю мягкие определения), чтобы обращать внимания на каких-то чудаков.

В марте 2014 года, через пару недель после Олимпиады в Сочи, Виталий Степанов в первый раз встретился с немецким журналистом Хайо Зеппельтом. Об этой знаменательной встрече он не раз говорил, в том числе и в эксклюзивном интервью «Чемпионату», за которое на нас даже подали в суд. В начале декабря 2014 года вышел первый фильм Зеппельта - и это был первый акт представления. После этого фильма, утверждавшего о государственной системе коррупции и допинга в российской легкой атлетике, шестерёнки и задвигались.

Дальше шаг шёл за шагом, акт за актом, ход за ходом. Каждый шаг вытекал из следующего и легко читался даже не великого ума журналистом «Чемпионата» Слюсаренко, которому ни МОК, ни ВАДА отдельно ничего не докладывают. Для этого надо было всего лишь хотеть читать.

То, что произойдет сегодня - будничное, изначально предопределенное событие. Солнце встает на востоке, мама моет раму, сборную России будут всеми силами отстранять от Олимпиады в Рио. Те, кто в последние дни стал этому удивляться - либо идиоты, либо люди, крайне далекие от спортивной реальности.

«Грязные игры»: Макларен доложит о нарушениях на ОИ-2014 после утечки информации

Что касается догадок на тему содержания доклада Макларена, то заниматься ими не слишком интересно. Во-первых, официальных подробностей еще никто не знает - если не считать национальных антидопинговых агентств десяти стран, которые уже стоят на старте с требованиями об исключении сборной России. Во-вторых, ну будет там беллетристика в духе знаменитого доклада «Три дурака». Или строго доказательное расследование с фотографиями дырки в лаборатории в Сочи и пробирками с положительными допинг-пробами наших олимпийских героев. И что? Это лишь фабула.

А то, что хотел сказать автор своим произведением, как раз стало понятно давно.

В 16.00 по московскому времени мы это услышим еще раз. Точнее - впервые. И тогда начнется новое представление, в котором, хочется верить, мы, наконец, станем актерами первого ряда. А не потерпевшими с мокрым лицом.

Впрочем, иного выбора у нас нет. Либо так, либо нас сомнут.