Тяжелоатлетка Шаинова, подозреваемая в употреблении допинга, завершила карьеру в 2015 году

Генподрядчиком Зенит-Арены сорвано исполнение графика работ

Карелин: ОКР должен занимать более активную позицию в вопросе участия легкоатлетов на ОИ

Федор Смолов: После матча с 'Амкаром' ко мне пришли из ФСБ

- К нам вы приехали прямо со съемок «Вечернего Урганта». Каковы впечатления?

- Поначалу было немного волнительно. А больше всего переживал, когда стоял за кулисами и готовился к выходу на сцену - программа уже шла. Но все понравилось! Ваня - очень позитивный и образованный парень, от него исходит сильная положительная энергетика. Мне было достаточно комфортно. Думал, стану сильно нервничать, но быстро раскрепостился.

- Кому было сложнее - вам на «Урганте» или партнерам по сборной в «Что? Где? Когда?» накануне?

- Думаю, что ребятам. Для них это все ведь в новинку, под прицелом телекамер необходимо было думать, пытаться искать логические ходы.

- Вы ведь тоже планировались в состав на «ЧГК»?

- Не то чтобы планировался, но после матча с ЦСКА Леонид Викторович предложил нам поучаствовать с Пашей Мамаевым. Но, поскольку на 22-е уже оказались намечены другие мероприятия в Москве, физически не смог.

- Какой вопрос на «Урганте» удивил больше всего?

- Ничего особенно трудного не было. Просто Ваня меня пытался всячески подвести, чтобы я рассказал про ситуацию, случившуюся по окончании нашего последнего матча с «Амкаром». Меня тогда люди из ФСБ пришли поздравить. Честно скажу, многие мысли, которые крутились в голове до съемки, подзабыл, говорил в эфире другие вещи и в итоге так и не вспомнил про ту историю.

- А что за история?

- Да зашел в раздевалку наш генеральный директор Владимир Хашиг и сказал: «Федь, выйди, там тебя люди из ФСБ ищут». Думаю, шутка. Но он настаивает: «Серьезно, они ждут, у них для тебя подарок». Выхожу и вижу: стоит пятеро мужчин, все с серьезными лицами, в костюмах, в руках какой-то пакет. Говорят: «Мы знаем, что ты забил 20…» Со скромной улыбкой спрашиваю: raquo; А они даже не улыбнулись! «Поздравляю, мы рады, что наш парень стал лучшим», - отвечают. Ну я и понял, что шутить с ними не стоит (смеется). Хотя и сейчас надеюсь, что «наш» - это все-таки из «Краснодара».

- Вас много критиковали в безголевые времена. Есть те, кто сильно задел тогда и кому вы теперь не пожмете руку? И, наоборот, кому вы выразите благодарность за помощь и поддержку?

- Руку пожму абсолютно всем. Повод для критики я давал - и немаленький. Все было по делу. А поблагодарить хотел бы Сулеймана Керимова. Не удивляйтесь. Он советовал мне кое-что в личной жизни, основываясь на собственном опыте, а также рекомендовал и даже настаивал на моем переходе в «Урал», пророчил мне звание лучшего бомбардира уже тогда. Мы и сейчас продолжаем с ним периодически общаться.

- Представьте, что вам предстоит подниматься на сцену для получения приза лучшему снайперу. Ваша речь?

- Ух! Точно посвящаю свою победу родителям. Знаю, как они переживают за меня. А поблагодарить хочу реально всех! Уже упомянул Керимова. Конечно же, Германа Ткаченко, Александра Тарханова, который поверил меня в «Урале» и предоставил возможность творить на поле без ограничений. Олега Кононова - он меня очень поддерживал на первых порах в «Краснодаре», успокаивал, когда я переживал, а потом перевел меня в центр нападения, где я и стал забивать много голов. Хочу сказать спасибо партнерам, всему клубу. Мы - одна семья! Благодарю всех людей, говоривших в мой адрес много негатива. Они закалили меня и сделали сильнее. Не буду лукавить, в голове были мысли, что я докажу, чего стою. Хотя в первую очередь хотелось доказать самому себе. А как человек верующий, благодарю Господа Бога, без его воли я бы не добился таких результатов.

- Вы не упомянули Сергея Галицкого…

- Сделал это намеренно. Он - невероятный, очень крутой. Я ему действительно очень благодарен, его роль огромна. Но хочу выразить это не словами и не личным титулом, а попаданием «Краснодара» в Лигу чемпионов на будущий год.