Сборная России по художественной гимнастике на ЧЕ вновь доказала, что она лучшая

ХК Трактор подписал контракт с нападающим сборной Чехии Михалом Ржепиком

Думал, я пятый. Как россиянин выиграл в Монако с 15-го места

Шестое чувство Сергея Ковалева

На днях на фестивале в испанском Арагоне бык Лоренцо убил матадора Виктора Баррио. Это первая смерть человека с 1985 года, и это произошло в прямом телевизионном эфире. Бык, уже порядком потрепанный в поединке, неожиданно взорвался, изменил направление атаки и пробил человеку ударом рогов грудную клетку.

Убийство в прямом эфире - самое драматичное и безумное из всего, что только может произойти во время боя, и никому не нужен такой опыт, никто не должен через это проходить. Чаще всего боксеры просто оказываются неспособны продолжать и заканчивают карьеру. Но не Сергей Ковалев. В его боксерской жизни это было, случилось в тот момент и таким образом, чтобы наиболее верным способом сломать его дух и желание в принципе выходить на ринг, вырубать людей наглухо или оставлять их с тяжелыми травмами - разбитыми лицами, порванными барабанными перепонками….

ДОБРАТЬСЯ ДО СТИВЕНСОНА

Айзек Чилемба, возможно, не самый опасный соперник из тех, с кем может столкнуться Сергей, в условиях, когда уже известна его дата боя с Андрэ Уордом осенью. Этот бой с Чилембой, как и поединок Уорда с Александером Брандом в начале августа лишь препятствие на пути к тому, чтобы определить сильнейшего бойца в этом весе, не считая Адониса Стивенсона. А добраться до Стивенсона - будет уже целью победителя в следующем году, пока тот окончательно не постарел и не проиграл кому-то малоизвестному и малоквалифицированному, но более удачливому.

Чилемба - тоже может внезапно оказаться удачливым. Он неудобен в движении на ногах, у него нет нокаутирующего удара, но мы помним, как Ковалева отправляли на пол совсем несуразные атаки оппонентов, к тому же в полутяжелом дивизионе удары весят достаточно, чтобы менять ход боя одним фатальным прикосновением. Только вспомните про того быка… И есть то, о чем мало говорят, но выкинуть из головы невозможно - то, что случилось в Екатеринбурге несколько лет назад, когда Ковалев был совсем другим боксером и человеком.

ПОБЕДИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

В классических книгах Стивена Кинга так главные герои возвращаются в город детства, чтобы столкнуться с прежними страхами, снова пережить эту боль, избавиться от нее раз и навсегда. Теперь Сергей «Krusher» - «Крушитель» - и возвращается в тот город, на ту самую арену, где случилась трагедия, и снова и снова продолжает отвечать на вопросы про тот бой с Романом Симаковым, потому что люди никогда не перестанут спрашивать, тема смерти на ринге совершенно сюрреалистическая, мрачная, словно клише из плохого кино, только умирает не хороший герой в бою с плохим - здесь вообще нет плохих и хороших, есть только ринг и боль и цель победить любой ценой, потому что годами ты учился делать именно это, и все инстинкты твои нацелены именно на это. Этот инстинкт - это шестое чувство каждого хорошего боксера.

Его можно контролировать, как Юбенк-старший в углу говорил своему сыну не бить больше соперника в голову, останавливать его ударами по корпусу. Так же пытался делать Ковалев, но все пошло по наихудшему сценарию, где в случившемся не был виноват кто-то один, стечение обстоятельств, адреналин в крови, и просто один оказался недостаточно силен, чтобы это выдержать. Удар рогом пробил грудную клетку и оставил на ее месте зияющую рану.

БОЙЦОВСКИЙ ИНСТИНКТ

Причина, по которой Ковалев не стал с такой историей, с такими титулами и победами героем большего масштаба, достаточно очевидна. Никто из широкой массы зрителей, которые не очень глубоко погружены в бои, не может назвать большей части имен его соперников или вспомнить, чем они отметились. В реальности, кроме Паскаля, который дважды отчаянно пытался продать бой с Ковалевым и действительно наговорил достаточно, чтобы его запомнили, значительным именем может считаться только Бернард Хопкинс, живая легенда, «Палач», «Инопланетянин», чемпион в двух весовых категориях, который всегда умел продать любой бой - и здесь его вклад в имя и известность Ковалева безусловен.

Остальные бои Сергея - это бизнес, работа на том рынке, где есть устойчивый спрос, поэтому он не может драться в России чаще, чем раз в несколько лет - это будет плохо для его бизнеса с HBO там, в США. Победа над Уордом, если Сергею это удастся, сделает его негласно лучшим боксером мира вне зависимости от весовых категорий, но Ковалев не станет более известным и популярным дома, если не будет драться в России, в вечерний прайм-тайм, не столь важно с кем. Хотя, в действительности, бой с 49-летним Роем Джонсом, который снова возвращается на ринг в августе, поднял бы его популярность и узнаваемость на совсем другой уровень.

Но сейчас - Айзек Чилемба, который имеет наивысшие шансы из всех продержаться на ногах не 3−5 раундов, а гораздо больше, в теории он способен навязать Ковалеву неровный, дерганый ритм боя, но у него нет удара, чтобы остановить Сергея Ковалева. И его бойцовский инстинкт, инстинкт убийцы, его шестое чувство просто гораздо хуже и слабее. Эти ребята занимаются тем, что делают друг другу больно - и Ковалев здесь один из лучших.