Дель Боске убирает форвардов

КДК РФС оштрафовал Динамо на 545 тысяч рублей по итогам матча с Зенитом

Мутко: Показания Родченкова о допинге спортсменов РФ на Играх в Сочи являются ложными

Чарли Уайтинг: Ошибки Квята не означают, что он плохой пилот

Гоночный директор «Формулы-1» в эксклюзивном интервью «СЭ» рассказал о предстоящей через две неделе гонке в Баку, безответственных пилотах и черной полосе Даниила Квята.

Министр спорта и молодежи Азербайджана Азад Рагимов честно признает: идея проведения гонки «Формулы-1» в Баку принадлежит президенту страны. В свое время Ильхам Алиев познакомился с бывшим руководителем «Рено», итальянским бизнесменом Флавио Бриаторе. Тот и зародил в его душе идею: привезти в страну главный автоспортивный чемпионат мира и показать центр азербайджанской столицы многомиллионной телеаудитории «Больших призов».

Прошло несколько лет, и Баку вовсю готовится к первому в своей истории «Гран-при Европы». Доделывают городскую трассу, инфраструктуру, распродают билеты, сдают в аренду городские балконы, украшают город. И хотя в стране нет профессиональных автодромов и даже картодромов, это не смущает организаторов: нужно с чего-то начинать, и лучшего начала, чем такое автошоу, считают они, просто нет.

«Гран-при Европы» - вовсе не новый этап для «Формулы-1». Он проводится с середины 1980-х. Принять за это время его успели пять трасс - немецкий «Нюрбургринг», испанские «Валенсия» и «Херес», британские «Брэндс Хэтч» и «Донингтон». Теперь очередь за Азербайджаном. Несмотря на не совсем европейское месторасположение, для Баку уже норма - проводить все «европейское»: Европейские игры, Евровидение, теперь «Гран-при Европы».

Оценить, насколько столица Азербайджана готова к приему самых востребованных гонщиков мира, приехал гоночный директор «Формулы-1» Чарли Уайтинг - для финальной инспекции. В Баку команды приедут уже через неделю - отправятся туда прямиком из Канады.

- Я очень удовлетворен прогрессом, которого достигли организаторы гонки, - после беседы с промоутером «Гран-при Европы» Арифом Рагимовым заявил «СЭ» Уайтинг. - Считаю, что они проделали выдающуюся работу. То, что я увидел, выглядит действительно очень здорово. Понятно, что еще осталось доделать кое-какую работу, но у них есть четкий план, который, думаю, будет выполнен полностью.

«ВОСЬМОЙ ПОВОРОТ МОЖЕТ СТАТЬ ЗНАКОВЫМ».

- То есть о тех проблемах, которые были перед дебютными «Гран-при Индии», «Гран-при Кореи», речи не идет?

- Сравнивать тяжело. Когда речь идет о стационарных автодромах, оценить прогресс довольно просто. В Баку трасса все-таки городская, а это немного иная история. В следующий понедельник ночью будет закрыт доступ на трассу для машин. После этого организаторы смогут доделывать все то, что еще не готово. В общем, думаю, что все будет хорошо. Конечно, первая гонка - это всегда вызов. Особенно, когда речь идет о городском автодроме. Здесь еще очень важно, чтобы все было организовано так, чтобы доставить как можно меньше неудобства людям, живущим в городе, в котором проходит этап.

- Главным неудобством для гонщиков во время прохождения бакинской трассы может стать восьмой поворот. Перед ним машины будут разгонятся до двухсот км/ч, а потом, между восьмым и девятым поворотами, скидывать скорость до 80. Что вы думаете о таком серьезном перепаде?

- Думаю, это один из тех поворотов, который для «Формулы-1» может стать знаковым. Люди со всего мира будут говорить: «О, это Баку!» Хотя для гонщиков его прохождение, конечно, будет вызовом. Он узкий, медленный. Это не тот поворот, в котором стоит ждать обгонов. Конечно, и без обгонов затруднительные ситуации могут возникнуть. Но мы для этого тут и собрались, чтобы как можно быстрее справиться с ними.

- Каков ваш прогноз: на каком круге в этом месте стоит ждать аварий?

- (Смеется.) Не могу назвать вам точный круг! Но вот в Сингапуре есть ведь 18-й поворот, он тоже очень непростой для прохождения. Если там случится авария, для других машин будет очень затруднительно проехать дальше. В общем, проблем я ожидаю, но не думаю, что они станут экстраординарными. Мы со всем справимся.

«МНЕ НРАВИТСЯ КВЯТ».

- Вы в Баку приезжаете в третий раз?

- Да. Хотя обычно накануне дебютного Гран-при я приезжаю чаще - на стационарные автодромы. Перед этапом в Мексике я, например, был шесть раз. То же и с Остином. Но приезжать так часто сюда мне просто не было смысла - все равно не увидишь конечного результата раньше, чем за день до первой практики.

- А сколько раз вы были в Сочи перед дебютным этапом?

- Кажется, пять или шесть, точно не помню.

- Почему вы всегда приезжаете лично, не отправляете кого-то из своих помощников?

- Чтобы быть точно уверенным в том, что все в порядке. Если ты отвечаешь за проект, ты должен всегда держать руку на пульсе. Я не отправляю никого другого, потому что тогда не смогу составить собственного мнения. И когда я приеду в следующий раз, то мне просто будет не с чем сравнивать. Так что я лучше буду ездить сам.

- В общем, вы из тех, кто не любит доверять самую ответственную работу другим?

- Ну, в лучшем смысле… Мотивы связаны исключительно с желанием убедиться в том, что все в порядке. Лучшего способа для этого просто не придумали.

- Тем более, когда что-то происходит на трассе, то все сразу вспоминают вас: «Передайте Чарли Уайтингу!».

- Ну да, все общение - через меня. Я отвечаю за работу большого количества людей, так что это нормально. Если что-то идет не так, то именно я в первую очередь отвечу за ошибки.

- Жить под таким грузом ответственности тяжело?

- Не могу сказать, что я чувствую себя прямо под грузом. Ответственность-то на мне большая, но если на кого-то такая ответственность и давит, то не на меня. Наверное, все дело в отношении. Я не думаю обо всем этом в таком ключе. Я просто очень ответственный человек, поэтому и предпочитаю сделать все настолько хорошо, насколько это возможно.

- Мы заговорили про давление. Как вы считаете, ошибки Даниила Квята связаны именно с тем, что он, в отличие от вас, давление чувствует и не выдерживает?

- Если честно, то я считаю, что он очень хороший молодой пилот. Он провел прекрасную гонку в Китае, хотя старт сезона у него получился совсем непростым. Потом были эти два контакта в Сочи….

- А потом еще два в Монако…

- Иногда это случается. И изменить ты уже совершенно ничего не можешь. Но, на мой взгляд, это не отменяет того факта, что Даниил - очень хороший пилот. Мне он очень нравится, и я уверен, что он будет гоняться еще долго. Просто у него сейчас черная полоса. Вот Макс Ферстаппен тоже ошибается. А Льюис Хэмилтон? Ведь и у него выдался далеко не лучший старт сезона. Иногда подводила команда, иногда он сам. Но в Монако все прошло отлично. В общем, у всех бывают сложные периоды, их надо преодолеть. Правда, многое зависит от команды и от ее готовности помогать тебе в этом.

- Другая актуальная для «Формулы-1» тема - техническая. Международная автомобильная федерация (ФИА) собиралась запретить гонщикам выбрасывать потерявшие прозрачность пленки от визора шлема на трассу. Но потом вы все-таки отказались от этой идеи. Больше к ней возвращаться не будете?

- Нет, она по-прежнему актуальна. Просто, в первую очередь, для меня было важно обсудить, насколько безопасно бросать пленки не на трассу, а в кокпит. Мы пришли к выводу, что не очень безопасно. Намного опаснее, чем отбрасывать их в сторону. Будем дальше думать над тем, как решить проблему. Но главная моя идея, которую я пытался донести до пилотов, состояла в том, чтобы они не бросали визоры на трассу без необходимости. Чтобы они побольше думали в таком ключе: «Могу ли я сделать это на пит-лейне? Можно ли потерпеть еще два круга?» Если ответы на эти вопросы отрицательные, то выбрасывание пленки на трассу оправданно. Если необходимости нет, то лучше потерпеть.

- Безопасность - это ваша основная зона ответственности в «Формуле-1». А насколько сильно на вашу работу повлиял случай, произошедший с Жюлем Бьянки?

- Самое главное, что я услышал от гонщиков после той аварии, - это просьбу о том, чтобы мы замедляли их темп. Чтобы они четко понимали, что нужно делать для сохранения безопасности. Хотя в пелетоне далеко не все - за осторожность и перестраховку. Но появление в «Формуле-1» виртуальной машины безопасности - прямое последствие произошедшего в Японии. И появилась она именно по просьбе пилотов.

Александра ВЛАДИМИРОВА из Баку.